«... С чего это все начинается? Сперва меня многое интересовало как всеядного. А получается так, что какую-то полосу, как я называю, осваиваю, потом это цепляется за другое, другое интересует. Это осваиваю - получается выход еще на что-то. У меня такая сохранилась любовь к пейзажу на земле, городу, где я живу. Натюрморт... Сейчас я часто пишу букеты цветов. Портреты и, типа конечного результата, композиции, где собрано несколько фигур, как «Модель и художник», может быть, «Театральные люди». Понимаете, все едино, все цельно.»  
 
 
 
Персональная выставка в Екатеринбурге К 85-ти летию со дня рождения. Выставка в Санкт-Петербурге. Сибирский Матисс в Тюмени
Персональная выставка в Екатеринбурге К 85-ти летию со дня рождения. Выставка в Санкт-Петербурге. Сибирский Матисс в Тюмени
Андрей Геннадьевич стал легендой. Такова типичная судьба крупного таланта в России. Почти всю жизнь его шпыняют самым безжалостным образом; когда в конце жизни он уже перестает быть конкурентом кому бы то ни было, его называют «старейшиной», «классиком» и демонстрируют всяческое уважение. А после смерти его dеличают «легендой». Легенда легенде рознь. Поздеев не восходил по мраморным лестницам получать золотые призы, не приглашался в золоченые кремлевские залы на парадные приемы, не увенчивался лаврами. Его легенда была другой: он голодал и холодал, был заключенным и солдатом, кочегаром и тружеником искусства. В своей жизни он насмотрелся многого, и даже в стране, где каждый подвергся многим испытаниям. Андрей Геннадьевич может почитаться человеком, перенесшим все немыслимые тяготы жизни. Живопись Поздеева представляется весьма далекой от крестного пути художника. Если она и касается жизненных невзгод, то представляет их в сложной иносказательной форме символов, придуманных самим художником, а следовательно, нуждается в расшифровке и в напряженной работе воображения…
Яндекс цитирования  Рейтинг@Mail.ru